[на главную] [в каталоги] [дальше]

Логика построения

Основу составляет топографический каталог. Номер рисунка состоит из трех частей: первые две цифры - это условный номер зала в соответствии с их перечнем, который приведен здесь. В этом перечне залов по непонятной для меня причине выпал номер 12. Заметил я это уже на финальной стадии подготовки каталога, и менять ничего не стал. Третья цифра - между дефисами - это порядковый номер стены в зале. Стены считаются слева от входа в зал по ходу солнца, соответственно. К сторонам света нумерация стен не привязана. Третья пара цифр - номер рисунка на стене.

Ясно, что такое построение каталога условно. Даже то, что я называю его "топографическим" каталогом - условность, потому что с топографической частью у каталога есть проблемы, мягко говоря. Можно организовать обзоры живописи по другому принципу: Некоторые из них приводятся здесь, но система нумерации рисунков остается "условно топографической".

Все замеры в каталоге сделаны по общей площади, занимаемой рисунком, и даются в следующей порядке: первый замер - по горизонтальной оси, второй - по вертикальной.

Методологические особенности

В каталог включены почти все следы на стенах пещеры, в отношении которых нет сомнений в их искуственном происхождении. Исключение составляют граффити - читаемые на современных языках надписи - они не были включены в каталог, за несколькими исключениями. Языков в пещере представлено два: русский и арабский. Арабских всего две, кажется, надписи, все остальные мириады выполнены кириллицей, хотя есть несколько случаев использования латиницы. Старейшее зафиксированное граффити имеет дату 1896 год. Кажется, оно было смыто во время тотальной помывки стен в 2000-годах, предпринятой Ю. С. Ляхницким. Использование современных систем письма - единственный доступный для меня критерий позднего происхождения надписей. Есть несколько спорных случаев, когда нельзя быть уверенным в позднем происхождении рисунка или гравировки, хотя не приходится сомневаться в их искусственном происхождении. Поскольку критериев для различения поздних от древних рисунков у нас нет за исключением вышеупомянутого, то все эти проблематики включены в описание.

Все эти спорные случаи - проблематики - можно поделить на три группы. Первая: отдельно расположенные символы, которые можно прочитать как знаки кириллической, например, азбуки. Характерный пример - буква "Ш" (05-3-01). Можно ли рассматривать такие рисунки как изображения геометрических знаков - вопрос дискуссионный. Вторая группа проблематик этого рода: так называемые гравировки и прочие царапины. Мы не располагаем строгими методами датировки подобных феноменов. Присутствие налета и неразличимость царапины от субстрата по цвету может говорить об их древнем возрасте, конечно. Но отсутствие таковых не есть свидетельство того, что эти гравировки нанесены недавно. Поэтому все они - обнаруженные - включены в перечень. Третья группа проблематик включает в себя пятна красного цвета, в которых не выделяется никакой сюжет - то есть, нельзя с уверенностью сказать, что изображен зооморф, например, или геометрический знак, - и мы не всегда можем быть уверены в искуственном происхождении таких пятен. Красные пятна на стенах, как всем хорошо известно, могут быть естественными выходами пород, содержащих безводные оксиды железа. У нас нет сейчас методов различения таких естественных локализаций от остатков древних рисунков - за исключением распознаваемости сюжета, хотя и этот критерий не всегда является бесспорным.

О цифровой обработке и методике пигментных карт

Методика цифровой обработки, использованная в Каталоге, достаточно подробно изложена мной в нескольких публикациях (см. библиографию). Вот выдержка из недавней статьи (Солодейников, 2013).

"...Мощнейший инструмент исследователя - цифровая фильтрация.

Фильтрация в широком смысле – это отделение (выделение) несущего сигнала от помех (шумов). Можно говорить об усилении сигнала, или, соответственно, подавлении шумов. В зависимости от того, что мы считаем сигналом, а что помехами, фильтрация, разумеется, будет разной.

Наша задача — обнаружение плохо читаемых изображений. А изображение в нашем случае — это участки скальной поверхности, отличающиеся от субстрата по каким-либо свойствам поверхности — либо по фактуре, либо по цвету, либо одновременно по обоим параметрам. Значит, грубо говоря, шумами мы считаем субстрат — скальную поверхность. А, соответственно, то, что отличается от неё по фактуре или цвету, для нас — несущий сигнал.

Если фактуру на поверхности мы выделяем рисующим светом, то отделить один цвет от другого, если визуально это сделать сложно, можно лишь с помощью цветовой фильтрации. Предлагаемые техники могут быть применены для различных красителей, но, поскольку подавляющее большинство известной нам наскальной живописи выполнено различными охрами, то, имея в виду обнаружение красочных плохо читаемых изображений, на практике чаще всего мы считаем шумами все, кроме, скажем, красной составляющей в изображении. Разумеется, охра может быть разного цвета: строго говоря, к охрам следует относить все так называемые "теплые" краски, получаемые из минеральных соединений, в состав которых входят оксиды железа: от желтого ярко-красного. Красящим веществом во всех охрах являются именно оксиды железа — гидратизированные или безводные. Последние, если они находятся в чистом виде имеют кроваво-красный цвет (сноска: Именно поэтому минерал, состоящий в значительной степени из безводных оксидов железа называется гематит, от гр. haima «кровь». По-русски гематит - одна из его разновидностей - называется также «кровавик».).

Итак, красящее вещество во всех красных охрах одно. И мы можем выделить эту краску с помощью цифровой фильтрации.

В докомпьютерную эпоху цветовая информация была неотделима от яркостной. По физическим причинам не существует фильтра, который можно накрутить на объектив и отрезать яркостной сигнал, зафиксировав только красную, в нашем случае, составляющую. Виртуальная реальность подарила нам возможность не только выделить красный сигнал (назовем его так), что теоретически было несложно и до реализации принципа WYSIWYG (сноска: WYSIWYG (What You See Is What You Get) – один из основополагающих сегодня принципов цифровой верстки и обработки изображения, позволяющих визуализировать результат манипуляций с помощью какой-либо программы. До реализации этого принципа нужно было быть серьезным программистом для того, чтобы вслепую обрабатывать картинки или проводить сложное форматирование документов, предназначенных для печати), но и визуализировать отфильтрованную информацию, что для нас крайне важно.

Технически отделить цветовую информацию от яркостной несложно — для этого нужно просто получить картинку в одном из цветовых пространств типа CIE Lab. Таких цветовых пространств множество: HSB, HSL, HSV, x*y*z*, и проч. Для нас самым простым решением является пространство Lab, которое является внутренним цветовым пространством графического редактора Photoshop фирмы Adobe, и перевод в которое осуществляется простым выбором соответствующего пункта меню (сноска: Image/Mode/Lab Color.). Photoshop — не единственный редактор, в котором можно выполнить подобное преобразование, но, поскольку он является стандартом в сфере цифровой обработки изображения и самым распространенным программным продуктом в этой нише, то мы ссылаемся на него.

Мы пробовали использовать другие цветовые пространства для решения сходных задач, но не получили результатов, превосходящих те, которые дает Lab, в то время, как перевод изображения в какое-либо нестандартное (сноска: "Стандартные" здесь означает "чаще всего используемые". К ним относятся RGB, CMYK и Greyscale. Если мы находимся в среде Photoshop, то Lab пространство тоже находится "под руками") цветовое пространство — это большая проблема. Поэтому мы пользуемся именно цветовым пространством Lab.

Когда мы перевели файл в пространство Lab, мы, тем самым, отделили яркостную информацию от цветовой, или, другими словами, отделили скалу (рельеф) от краски. Можно сказать, что в этом цветовом пространстве в канале L находится вся информация о количестве и характере света (рельеф), в то время как два других канала содержат информацию только о цвете (о красителе в нашем случае). Если мы ищем красную охру на стене, то интересующее нас множество цветов представлено в канале a. Нам остается лишь сделать из этого канала удобное для просмотра изображение. Мы обычно инвертируем канал a, чтобы сделать изображение более привычным: тогда красные тона отображаются черным на светлом фоне. Кроме того, мы рекомендуем обрезать пустые области гистограммы. Для этого можно воспользоваться командой autolevels, или сделать более тонкую тоновую коррекцию с помощью кривых. Остальное — дело личного вкуса и квалификации в обработке изображений. Можно, например, положить полученное изображение сверху на цветной оригинал, и, применив различные методы слияния каналов, попытаться сделать реконструкцию, если мы хотим представить, как выглядел наш наскальный рисунок когда-то. Мы не сторонники публикации такого представления материала, поскольку, печатая такие картинки, мы очень сильно искажаем актуальный вид рисунка - с одной стороны, с другой все равно не получаем первоначального облика рисунка, но поиграться бывает интересно.

Если мы оставляем отфильтрованное изображение в пространстве grayscale, то получаем картинку с условными цветами, демонстрирующую распределение интересующего нас красителя на скальной поверхности (сноска: Которую, правда, мы фактически не видим на пигментной карте – она осталась в канале L.) — такое изображение иногда называется пигментной картой. Фактически, мы отделили интересующую нас краску от скалы.

Ясно, что художественная ценность таких пигментных карт стремится к нулю. Наскальные рисунки всегда теряют все свое очарование, будучи оторванными от скалы, на которой они нарисованы. Но, если применять эту методу в технических целях, то её трудно переоценить.

С ей помощью можно уточнить детали в уже известных изображениях, например, при определении вида животного, а иногда такой подход помогает найти неизвестные ранее рисунки, как это было с так называемым "Бледным Мамонтом" на Восточной стене зала Рисунков Каповой пещеры [10, с. 173].

Хотя этот метод разрабатывался для поиска и уточнения красочных рисунков, он также показал хорошие результаты при попытке прочтения некоторых рельефных изображений. Например, так называемые протирки, представляющие собой неглубокий отрицательный рельеф, который плохо читается, или совсем невиден при рисующем свете, но зато отличается от субстрата по цвету. Это особенно хорошо видно на хорошо патинизированных плоскостях. Такие рисунки становятся хорошо различимы после цифровой обработки. Методология работы с этими изображениями такая же, как в случае с охрой.

Метод работы с цветовым пространством Lab — лишь пример подхода к цифровой фильтрации. Профессионалы в сфере цифровой обработки хорошо знают имя Дена Маргулиса, автора нескольких книг, демонстрирующих вдумчивый подход к работе с картинками. Ему мы обязаны концепцией Десяти Каналов Каждого Изображения (сноска: Десять каналов: три канала цветового пространства RGB, четыре канала пространства CMYK и три канала Lab. Суть идеи в том, что, если не привязываться к цветовому пространству, в котором находится полученная нами картинка, то манипуляции с любыми из этих десяти каналов значительно расширяют возможности при обработки изображения.), из которой, по большому счету, и родилась описанная выше методика фильтрации. Если научиться мыслить так, как предлагает Маргулис (например:Маргулис, Д. Photoshop для профессионалов: классическое руководство по цветокоррекции / Д. Маргу лис. – М.: Интерсофтмарк, 2003. – 464 c. Или: Маргулис, Д. Photoshop Lab Сolor: загадка каньона и другие приключения в самом мощном цветовом пространстве / Д. Маргулис. – М.: Интелбук, 2006. – 480 c.), то Ваши возможности в области цифровой обработки расширятся настолько, что непосвященным результаты Вашей работы будут казаться либо чудом, либо мошенничеством.

Мы хотим донести до читателя важную мысль: обработка канала a в пространстве Lab — это лишь один из множества методов цифровой фильтрации. Так, например, в случаях с красной охрой, лучшие результаты иногда дают операции с каналом Magenta. Для некоторых охр, в составе которых большое количество светлых глин, можно рекомендовать работу с каналом b. Кроме того, широкие перспективы, возможно, откроются при смешивании каналов. Эти методы еще не исследованы нами в достаточной степени, поэтому никаких рекомендаций мы тут дать пока не можем, но, кажется, перспективы у такого подхода есть.

Остановимся еще раз на плюсах и скажем несколько слов о минусах современных бесконтактных методов фиксации наскального искусства. О преимуществах мы уже говорили, поэтому лишь кратко повторимся. Главное —эти методы бесконтактны, а значит, безвредны для оригинала. Второе: виртуальная среда дает огромные возможности для разнообразной фильтрации или моделирования различных состояний изображения. Некоторые изображения, как тот же "Бледный Мамонт" из зала Рисунков Каповой пещеры, можно увидеть только после цифровой обработки. Третье: фотограмметрия предлагает наиболее легкий и безопасный способ создания трехмерных копий плоскостей с наскальным изображением, и, хотя сейчас еще не все исследователи готовы своими руками обрабатывать отснятый материал, мы настоятельно рекомендуем ввести этот способ фиксации в обязательную программу исследования памятников, поскольку по отснятым сегодня кадрам можно будет построить трехмерную копию и через несколько десятков лет — это возможность фиксации, которую грешно, на наш взгляд, не использовать.

Среди основных выявленных на сегодняшний день недостатков метода фильтрации можно назвать неспособность отличить искусственную охру от естественных выходов минералов, содержащих различные оксиды железа. Правильнее сказать так: на сегодняшний день мы не видим способов отличать естественные образования от следов работы древних художников, хотя это не означает, что таких способов в рамках предложенной методики не существует. Другими словами, проблема в том, что если мы имеем на скале следы красного цвета, то не можем до конца быть уверенными в том, что перед нами древние рисунки. В то же время, в некоторых спорных случаях нельзя уверенно утверждать обратное: что мы имеем перед собой природные материалы, содержащие оксиды железа, хотя нам может мерещится, например, всадник в шляпе с пером. Мы пока не готовы предложить строго формализованные критерии, по которым можно было бы отличить одно от другого." Конец цитаты.

К сказанному нужно добавить, что описанные задачи фильтрации - выявление плохо читаемых изображений - лишь одна из задач, которые могут помочь решить - или сформулировать - цифровые методы в целом и метод пигментных карт в частности. Широкое поле для интерпретаций дает, например, сопоставление пигментных карт.

[на главную] [в каталоги] [дальше]